— Главное – не навредить
Гертруда 4
Слово министра и слово пацана
Наши пациенты Григорий Горин
21:21 · 24 февраля 2017

Сравнительные характеристики Ульяны Супрун и Димы Шерембея на примере мирового соглашения Украины и Гилеад

-Я не встречаюсь с отдельными производителями или предпринимателями. Мы имеем общие встречи, когда нас приглашают на встречи сетей, - традиционно красноречиво заявила Ульяна Супрун в интервью журналу «Новое время», опубликованному 6 февраля.

 

Это, если процитировать классика, был опять-таки случай так называемого вранья. Встречалась Супрун и компаниями, и предпринимателями. Особенно, в начале своей каденции. И в ходе одной из своих встреч, она сказала свою легендарную фразу, что украинские лекарства (хоть ваша, то есть наша фармотрасль и самая технологически развитая в СНГ) это «бул шит». Хотя, конечно, коммуницировать с рынком и.о. министра предпочитает через своих советников-решал, которых у нее более сорока. Но не всегда.

 

Спустя всего две недели после сказанных и.о. министра слов о том, что она не встречается с производителями или предпринимателями, она провела не просто встречу, а целую пресс-конференцию со старшим вице-президентом компании Гилеад Клиффордом Сэмюэлом. Пресс-конференции предшествовала целая серия встреч в МОЗ, а само мероприятие было посвящено заключению мирового соглашения между Украиной и Гилеад. Украина обязалась отменить регистрацию египетского препарата Гратециано – генерика оригинального препарата Гилеад «Совальди» с действующим веществом софосбувир. В ответ Гилеад снизил цену за «Совальди» до 250 долларов за упаковку. Напомним, что ушлые египтяне из Pharco умудрились зарегистрировать свой генерик практически одновременно с «Совальди», что прямо противоречит статье 9 закона о лекарственных средствах, указывающей, что генерические препараты могут быть зарегистрированы не ранее чем через пять лет после регистрации бренда.

 

Это была ситуация, иллюстрирующая демонстративную коррупцию в украинском здравоохранении вообще, и в регистрации в частности. Переиграть ее в Кабмине решили только после того, как поняли, что легко могут потерять 800 млн долларов в арбитраже с Гилеад, о чем сообщил министр юстиции Петренко на пресс-конференции. А до этого Супрун долго и не слишком успешно лоббировала интересы американской компании в этом споре. Свидетельствует об этом, например, такой эпизод. «Гилеад» подал иск в Окружной административный суд Киева, который затребовал досье «Гратециано», находящееся в Государственном экспертном центре. Досье привезли, но выяснилось, что значительной части документации не хватает. Недостающие документы неожиданно нашлись в кабинете Светланы Осадченко – главы департамента фармацевтической деятельности ГЭЦ.  В представляющей интересы египтян в Украине компании «Евро Фарма» происходящее в ГЭЦ расценили однозначно, направив и.о. министра здравоохранения Ульяне Супрун заявление о том, что госпожа Думенко злоупотребляет служебным положением в корыстных целях и покровительствует разглашению конфиденциальной информации из досье «Гратециано» в интересах американской компании «Гилеад». «Евро Фарма» попросила главу Минздрава провести служебное расследование и подтвердить или опровергнуть обоснованность изложенных подозрений. Однако Ульяна Супрун на заявление «Евро Фармы» никак на него не отреагировала, положив его под сукно и не запустив в работу.

 

Кстати, трижды судимый за воровство соратник Ульяны Супрун Дима Шерембей, принимавший участие в пресс-конференции и авторитетно разъяснявший преимущества соглашения с Гилеад, еще недавно активно поддерживал египтян. Которые, к слову, не целиком египтяне. Поскольку их интересы в СНГ представляет весьма интересный персонаж -  муж сестры зятя президента Казахстана Нурсултана Назарбаев, Гульшат Алиевой  -  палестинец Иссам Салах Хорани. Которому приписывают связи с такими прогрессивными организациями как «Хизбалла», «Исламский Джихад» и «Мусульманское братство» и активную работу по развитию исламистского движения в Казахстане. В Украине Хорани пока занимался более прозаическими вещами – в частности, продвижением «Гратециано» и постройкой ангара в селе Петровское под Киевом, который сам Хорани называл химическим заводом, и куда планировал свозить и утилизировать отходы инфекционных отделений всех больниц Киевской области. Так вот, еще совсем недавно Дима Шерембей был вполне солидарен с идеями Хорани, по-крайней мере, в той их части, которая касалась продвижения Гратециано. Впрочем, если надо, Дима вполне может  провести и адвокаси кампанию по популяризации радикального ислама – тут дело только в цене вопроса, и целесообразности.

 

Правда, в Сети ЛЖВ еще не все успели так быстро на ходу переобуться, как Дима, и некоторые продолжают давать неполиткорректные комментарии, обвиняя Гилеад в шантаже и манипуляции. "Это - шантаж. Компания, пришла к правительству, сказала, что она вложила инвестиции в разработку препарата, поэтому требует отменить регистрацию препарата-аналога, производитель которого не вкладывал инвестиции, а просто скопировал разработку Gilead. Но тут встает вопрос расчета таких инвестиций", - сообщил эксперт по правовым вопросам Сети ЛЖВ Сергей Кондратюк в комментарии РБК-Украина.

 

Симптоматично, что глава МОЗ не считает зазорным участвовать в различных мероприятиях, да что там участвовать в мероприятиях – обсуждать политику в сфере медицины трижды судимым рецидивистом, не имеющим даже среднего медицинского образования, но заявляет о нежелании встречаться с украинскими фармпроизводителями и представителями академического сообщества. При этом участвовать в войне двух иностранных производителей, отстаивая интересы одного из них. Это только нам кажется, что уровень ответственности за свои слова и действия у Ульяны Супрун и Димы Шерембея примерно на одном уровне?

 

 

 

Стал жертвой произвола фармацевтов или свидетелем скандальной истории? Пиши нам! Выведем негодяев на чистую воду!

Перейти к форме

Коментарі