— Главное – не навредить
Гертруда 1
Схемы и темы дедушки Морозова
Наши пациенты Орест Лютий
10:44 · 22 ноября 2016

Крестный отец откатов от проведения клинических испытаний экс-заместитель главы ГЭЦ Анатолий Морозов планирует вернуть былое влияние с помощью действующего руководства ГЭЦ

Одной из ключевых составляющих деятельности крупнейших мировых фармацевтических компаний являются клинические испытания. Без них они не могут вывести на рынок свои новые препараты. Львиная доля этих испытаний должна проводиться на представителях белой (европеоидной) расы. Потому что именно часть населения Земли является главным источником доходов фармацевтических корпораций. Вместе с тем, установлено что один и тот же препарат может по-разному действовать на представителей трех рас. И поэтому, если лекарство планируют продавать в странах с белым населением, то и испытывать его нужно на соответствующей расовой группе.  Так рекомендуют поступать контролирующие органы стран Северной Америки и ЕС, например, FDA - Агентство по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Министерства здравоохранения и социальных служб США.

 

В Северной Америке и ЕС стоимость клинических испытаний одного препарата может доходить до сотен миллионов долларов. Одна из главных причин этого – необходимость страхования участников испытаний. Страховой платеж компании в испытаниях с высокими рисками может доходить до сотен тысяч долларов. Именно этим – расходами на создание препараты производители и объясняют высокую стоимость оригинальных препаратов, выходящих на рынок. То ли дело, Украина. Здесь жизнь и здоровье представителя белой расы оценивается куда более сдержанно – в несколько сотен гривен. Таким или примерно таким бывает страховой платеж компаний, проводящих клинические испытания в нашей стране.

 

Поэтому фармацевтические гиганты с удовольствием проводят испытания в Украине. Но, как правило, не сами, а руками доверенных операторов. Двумя основными такими операторами на рынке клинических испытаний в Украине являются компании «Квинтайлс» и «Парексел». Полномочным представителем последней в МОЗ, кстати, является экс-топ-менеджер украинского филиала «Парексел» заместитель министра Оксана Сивак.

 

Сразу оговоримся, что мы не против проведения клинических испытаний в Украине. Мы за то, чтобы права участвующих в них больных людей, для которых это участие нередко бывает последней надеждой, были защищены. Мы против того, чтобы на схемах вокруг этих испытаний, наживались чиновники.

 

Первым в Украине, кто плотно занялся темой клинических испытаний, был первый министр здравоохранения Украины академик Юрий Спиженко. Процесс становления бизнеса на клинических испытаниях начался, когда Спиженко возглавлял Госкоммедбипром. В 1997 году была основана страховая компания «Панацея-1997». Компанию учредил Спиженко, младшими партнерами выступали академики Педаченко (нынешний глава Института им. Ромоданова и главный внештатный хирург МОЗ и Дмитрий Заболотный (сегодня - директор Института отоларингологии им. Коломыйченко). Директором стал начальник Главных управлений страхования и медицинской помощи МОЗ Анатолий Морозов.

 

Компания стала заниматься страхованием клинических испытаний. Конечно, не все гладко – вскоре на перспективный рынок приходит компания «Велта» тогдашнего главы СБУ Леонида Деркача, с которым приходится делить пирог. Бизнес-процессу мешает также патологическая жадность топ-менеджера Морозова, партнеры обнаруживают его масштабные махинации с прибылью – разумеется, в пользу себя, любимого.

 

По-настоящему звезда Морозова всходит в 2007 году, когда его назначают заместителем главы ГЭЦ (тогда Фармцентра). На рынке появляются сразу три его проекта: «Страховая компания «Центр делового страхования», «Гарант-Фармамед» и СК «Гарантия» ( в «Панацея-1997» он присутствует как директор до 2007 года). При этом, одна из этих компаний – «Гарант-Фармамед» зарегистрирована по тому же адресу, что и ГЭЦ – Ушинского, 40. Как говорится, чтоб далеко не ходить. А учредителями компании выступают дочь Морозова и любимая женщина и партнер – Алла Степаненко.

 

 

Уставной фонд компании – 20 миллионов гривен, по курсу 2009 года, когда была зарегистрирована компания – 2,5 миллиона долларов.

 

 

 

По информации наших источников, ежегодные доходы, которые получал чиновник Морозов от своего «страхового бизнеса» составляли  от 750 до 900 тысяч долларов. Почему операторы клинических испытаний выбирали страховые Морозова? По двум причинам: во-первых им это неофициально рекомендовали в ГЭЦ, куда они обращались с заявкой на проведение испытаний, а во-вторых – из-за ничтожной суммы страхового платежа. Если в страховых компаниях с именем он составлял бы 3-5% страховой суммы, то компаниях Морозова его величина была, например, 0,006%, что в денежном эквиваленте составляло 300-500 грн. Морозов шел на такой демпинг потому что не собирался осуществлять страховые выплаты. Договора в его компаниях составлялись «правильно», чтобы никогда и не за что не платить страхователю, и за все время работы ни один из участников испытаний компенсации от компаний Морозова не получил. Страховая выплата в случае смерти участника испытаний составляла смехотворную сумму, эквивалентную 10 тысячам долларов. В 2012-2013 гг было более 10 летальных случаев среди участников клинических испытаний, однако ни одна из семей этих участников не получила выплат от компаний Морозова. Фактически деньги, которые получали компании Морозова, были завуалированной взяткой заказчиков испытаний контролирующим органам.

 

Если «папередник» Морозова – профессор Мальцев, экс-заведующий сектором координации и контроля клинических испытаний ГЭЦ стал отцом-основателем бизнеса чиновников на клинических испытаниях, то Морозов легализовал коррупцию в них и поставил ее на поток. Если до Морозова на рынке был хаос, и чиновники кормились и от главврачей, на базе клиник которых проводились испытания, и от этической комиссии при ГЭЦ (в 2013 Богатырева упразднила ее в интересах Морозова), дававшей разрешение на проведение испытаний, и, спорадически, от страховых, то Морозов сделал платежи заявителей официальными и централизовал потоки через свои страховые компании.

 

Фактически Морозов стал монополистом на рынке страхования клинических испытаний, его компании контролировали 60% украинского рынка клинических испытаний. Об этом прямо говорится в письме главы ГЭЦ Елены Нагорной, направленном в МОЗ и ГПУ, текстом которого располагает Ликиликс.

 

 

Проблемы у Морозова начались в конце 2012 года, когда Нацкомфинуслуг Украины приняла решение об исключении из государственного реестра и аннулировании свидетельства о регистрации его компании «Центр делового страхования»  - «за систематическое нарушение законодательства о финансовых услугах (вымывание капитала, невыплата страховых случаев, пр. нарушения)». В конце лета 2013 года он был вынужден уйти с поста замглавы ГЭЦ. Однако письмо с описанием деятельности Морозова Нагорная осмелилась написать лишь в апреле 2014, и это вполне понятно, потому что гражданская жена и партнер Морозова – Алла Степаненко, до конца февраля 2014 года оставалась советником Раисы Богатыревой.

 

За годы работы на официальном посту заместителя главы ГЭЦ и на неофициальном – короля рынка страхования клинических испытаний, Морозов нажил непосильным трудом не только страховой бизнес, но и другие активы. В частности, пакет акций Киевского завода шампанских вин, квартиру в районе Золотых ворот и на улице Антоновича (Горького) напротив ресторана «Кувшин» и целый этаж в жилом комплексе с говорящим названием «Престиж холл» возле Дворца Украина.

 

После ухода из ГЭЦ, Майдана и последовавших за ним перезагрузке в МОЗ Морозов начал терять контроль над потоками от страхования клинических испытаний. В августе 2014 Морозов пошел под крыло своему другу Евгению Педаченко, с августа 2014 года возглавив отдел экспериментальной нейрохирургии и клинической фармакологии Института нейрохирургии им. Ромоданова, которым заведует Педаченко. И снова стал заниматься клиническими испытаниями, правда в уже куда более скромных масштабах. Однако очень быстро выяснилось, что две галактические жадности не помещаются в тесном институте Ромоданова.

 

И вот после утверждения нового руководства ГЭЦ Морозов снова поднял голову и планирует возобновить былую мощь своей страховой империи. Вернуться в большую  игру Морозов планирует через заместителя директора ГЭЦ Людмилу Ковтун, давнюю знакомую Морозова. Пробным шаром должно стать расширение присутствия карманной страховой компании Педаченко «Сатис», о которой уже писал Ликиликс, с Института им. Ромоданова на другие клинические базы.

#ГЭЦ #Сивак #Ковтун #Парексел #Морозов

Стал жертвой произвола фармацевтов или свидетелем скандальной истории? Пиши нам! Выведем негодяев на чистую воду!

Перейти к форме

Коментарі