— Главное – не навредить
Гертруда 5
Реестровый козак на букву «М» Саши Павленко
Расследования Орест Лютий
12:31 · 25 ноября 2016

Еще немного о честных «волонтерских» руках, которые никогда не крали, денег не брали, но очень крепко держат реестр инсулинозависимых и отдавать его не хотят

Сегодня мы расскажем о реестре инсулинозависимых и о бескорыстных волонтерах, которые его создали и не отдают. Был когда-то в МОЗ подразделение -  «Украинский информационно-вычислительный центр», которое занималось it-проектами министерства. Там прозябали волосатые мальчики в засаленных свитерах до колен и годами нестиранных джинсах. Зарплаты в МОЗ были маленькие, а пилить мальчикам не давали большие дяди и тети, которые прекрасно справлялись с этой задачею сами. Так было до прихода в МОЗ юной принцессы, впрочем, не будем стесняться – королевы распила – Александры Павленко.

 

-Ух, мои малеькие гики, - сказала Александра, зайдя к пальчикам в из замызганную серверную, - так же нельзя. Что ж вы такие умные, но такие бедные. Пойдемте со мной, и я покажу вам дорогу к счастью. И мальчики пошли. Организовали ООО с таким же названием, как и госструктура – «Украинский информационно-вычислительном центре». То ли фантазии на другое не хватило, то ли для солидности, то ли для маскировки.

 

 

Успешная женщина Александра слов на ветер не кидала, и вскоре сформировала рабочую группу МОЗ по созданию реестра инсулинозависимых, куда ввела предводителя волосатых мальчиков – Андрея Измайлова, основного владельца ООО  «Украинский информационно-вычислительном центр». Мозговым центром группы была Татьяна Думенко, тогда скромный глава департамента ГЭЦ, планировавшая хорошо подоить производителей инсулина с помощью реестра. Именно Думенко предложила идеею оплаты проекта средствами ГЭЦ, на счету которого было более 5 миллионов долларов.

 

ГЭЦ оплатил первые транши. Проект заработал в пилотном режиме. В частности, были полностью подключены Днепропетровская и Житомирская области. Однако затем все остановилось из-за того, что ГЭЦ перестал переводить деньги. Таким было решение Татьяны Талаевой, тогдашнего директора ГЭЦ. Которая заявила, что оплата создания реестра и дальнейшее им управление противоречит уставу ГЭЦ, да и с точки зрения элементарной логики вести реестр должны эндокринологические учреждения, а не регистратор. Не вызвали воодушевления у Талаевой и волосатые мальчики, которые отказывались сообщать, где стоят сервера реестра, зато бойко выкатывали акты выполненных работ с хорошими суммами, подсказанными им их духовной наставницей Александрой. Ну а точку, которая заставила Талаеву пойти против Павленко поставила СБУ, начавшая проверку так называемых подснежников – сотрудников, оформленных в ГЭЦ, а в действительности работающих в МОЗ. Поясним, что эта традиция существует в ГЭЦ и МОЗ уже лет 15. Девушка числится в МОЗ, а работает, например, секретаршей экс-и.о. министра Шафранского. Потому что ставки повыше и премии платят. Проверка так и не завершилась открытием дела, однако Талаева решила, что в случае с реестром вполне может и дойти, и перестала платить.

 

Вся бы эта история могла бы считаться досадным недоразумением, если бы не два нюанса. Во-первых, проект, от реализации которого зависело здоровье сотен тысяч украинцев, который бы позволил ответить на многие вопросы о распространении диабета в нашей стране, создать предпосылки для совершенствования методологии борьбы с этим «молодеющим» заболеванием в масштабах страны, этот проект – был завален, а реестр оказался в частных и не очень чистых руках. А во-вторых – на это были потрачены государственные деньги. И величайший 30-летний юрист современности почему-то не смогла или не захотела обеспечить ни защиту этих средств, ни легальность их перечисления ГЭЦ – по бестендерной процедуре, вопреки уставу, ни возможность уже сейчас вернуть реестр государству.

 

Госпожа Павленко и господин Измайлов уже неоднократно оправдывались за сделанное. В частности, Павленко сообщила, что проект реализовывали волонтеры. А «волонтер» Измайлов на голубом глазу в совместном с Павленко интервью изданию «Аптека ua» заявил, что ни МОЗ, ни его предприятия никогда никому не платили.

 

 

На странице Ликиликс в Facebook к каждой статье, где речь шла о реестре, как наркоман из анекдота «Кто обкуренный? Я обкуренный», Измайлов писал, что никто ему не платил. Вчера мы уже говорили о том, как звучала бы песня Бориса Гребенщикова «Поезд в огне», если была посвящена заседанию ГЭЦ от 10 ноября. А вот если бы Леонид Агутин посвятил свою песню активности Измайлова в комментах Ликиликс, то она бы начиналась так: «Ночь. Страиница Ликиликс. Комменты. Темных мыслей вал. Волосатый мальчик тарантеллу танцевал».

 

В последнем своем выступлении Измайлов снова рассказал нам, что расследуем мы слабо, инсайд нам поставляет уборщица МОЗ, и не слабо ли нам предоставить сканы его договора и платежки?

 

И вот добрая уборщица из МОЗ принесла нам и то, и другое.

 

 

Итак, как видим, как минимум 94 тысячи гривен команда волосатых мальчиков, присвоивших себе реестр, получила. Сумма небольшая, но вполне достаточная для открытия криминального производства. Особенно, когда речь идет о вопросе национальной безопасности. Правда, господин Грицак?

#Павленко #Думенко #Измайлов

Стал жертвой произвола фармацевтов или свидетелем скандальной истории? Пиши нам! Выведем негодяев на чистую воду!

Перейти к форме

Расследования

Коментарі