— Главное – не навредить
Гертруда 4
Избыток мелатонина в крови чиновника
История болезни Орест Лютий
20:20 · 21 декабря 2016

Истории успеха мэтров отечественного здравоохранения: получить на реализацию американский препарат, признать его некачественным, перепаковать на своем заводе и продать

Почему украинская медицина так коррумпирована? Вопрос риторический. Тем не менее, кто-то время от времени им задается – то иностранцы, то пациенты, то депутаты. А как ей не быть коррумпированной, если продажна вся государственная система? Как может быть здоровым отдельный орган, если тяжелой болезнью поражен весь организм?

 

У каждого явления есть свои корни. Все наши так называемые элиты вышли из 90-х. А чтобы выйти из лихих 90-х надо было очень постараться. Это было время стрелок, бумеров и кидалова. Время, когда воровали целыми заводами и отраслями. А потом укравших заводы и отрасли убивали или сажали в тюрьму, и крали заводы и отрасли по новой. Непростое время. На вершину пищевой пирамиды из него выбрались только самые беспощадные, беспринципные и хитрые.

 

Не стоит думать, что в здравоохранении было как-то иначе. Именно выжившие в 90-х и определяют сегодня не очень симпатичное лицо отечественного здравоохранения.

 

Ну а мы предлагаем нашим читателям сесть в машину времени, и с нашей помощью ненадолго вернуться в 90-е, окунуться в одну характерную для того времени историю, чтобы понять, что с такой генетикой симпатичным украинскому здравоохранению быть непросто.

 

Итак, 1996 год. Американская компания «Гензим» поставляет в Украину 91 тысячу упаковок препарата «Мела пур мелатонин» на почти 3 миллиона долларов. Наивные американцы думают о перспективах завоевания нового рынка, и завозят столь значительные объемы без какой-либо предоплаты. Партнером американцев в Украине, который должен был заниматься продвижением препарата на местном рынке была «Каят трейдинг Лтд» - кипрский оффшор, контролируемый неким Алексеем Цветковым. Во второй половине 2000-х, с избранием мэром Киева Леонида Черновецкого, Цветков станет одним из ключевых персонажей в тендерах столичного здравоохранения. Он будет работать в связке с еще одним влиятельным решалой -  Домбровским, и иметь прямые выходы на заместителя мера Киева Ирену Кильчицкую и зятя Черновецкого – Супруненко. Ну а в далеком 1996 году Цветков обслуживал интересы бывшего первого заместителя министра здравоохранения и будущего личного врача Юлии Тимошенко – Вячеслава Передерия. В 1996-2000 годах Передерий возглавлял Институт гигиены питания, который в том числе занимался проблемами борьбы с последствиями аварии на ЧАЭС. Именно в свете финансирования реабилитационных «чернобыльских» программ не технический «Каят трейдинг», а фактический контрагент американцев  - Вячеслав Передерий, и рассматривал поставки «Мела пур мелатонин». Как следует из названия, действующим веществом препарата был гормон эпифиза мелатонин. Основными показаниями для назначения мелатонина является профилактика и лечение расстройств ритма «сон–бодрствование» при изменении часовых поясов, бессонница, стрессы и др.

 

В то время у государства не было денег даже на инсулин для больных сахарным диабетом, а не то что препарат совсем не первой необходимости, каким является мелатонин. Пролоббировать госфинансирование на закупку мелатонина Передерию не удалось, несмотря на то, что со стороны МОЗ вопрос курировала тогдашняя заместитель министра Раиса Богатырева. Однако зарегистрировать «Мела пур мелатонин» успели. Причем изначально планировалось «Мела пур мелатонин» как БАД непосредственно в институте Передерия, выполнявшего подобные функции. Тут следует пояснить, что в то время в сфере регистрации лекарств и БАДов в Украине царил первичный хаос. Четкая процедура регистрации отсутствовала до создания в 2001 году Государственного фармакологического центра МОЗ (сегодня ГЭЦ). Приказы о регистрации подписывались главой Бюро по регистрации или Фармакологическим комитетом на основании выводов нескольких экспертных организаций, ключевыми из которых были Институт фармакологии и токсикологии (ИФТ) АМН Украины и Государственный научно-экспертный центр лекарственных препаратов (ГНЦЛС).

 

«Мела пур мелатонин» зарегистрировали как лекарственное средство, а не БАД – чтобы не платить НДС и таможенные платежи.  Сделано это было в 1997 году в Бюро по регистрации лекарственных препаратов. На тот момент бюро возглавлял Андрей Сердюк, который одновременно был Министром здравоохранения Украины. В будущем Андрей Михайлович возглавит Академию медицинских наук, а еще позже станет фигурантом коррупционного скандала, в ходе которого его обвинят в хищении около 5 млрд грн из бюджета НАМНУ. Ну а тогда Сердюк лично контролировал основные вопросы, связанные с регистрацией, ввозом на территорию Украины, производством и реализацией лекарственных средств.

 

Итак, препарат зарегистрировали, но возникла проблема со сбытом. Что же делать? Не возвращать же американцам. А что тогда? Отобрать! Но как? Да очень просто. То же мне, бином Ньютона. Договариваемся с государственной инспекцией по контролю за качеством лекарственных средств – прообразом нынешней Гослекслужбы, и она признает, что американский мелатонин – ненадлежащего качества, подлежит утилизации. Легализовать вся эту схему со стороны МОЗ помогла уже упомянутая Богатырева. Ну, конечно же, никто «некондиционный» товар утилизировать не собирался. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что тогда единственной структурой в Украине, имеющей лицензию на уничтожение непригодных лекарственных препаратов, являлось ООО «Элга» из  Шостки, которое осуществляло свою деятельность на коммерческой основе. И никаких бюджетных средств «Элге» не выделялось.

 

Зато в 1998 году был зарегистрирован «Мелатонин» производства Киевского витаминного завода - по удивительному совпадению в той же дозировке, что и оригинальный препарат «МЕЛА ПУР МЕЛАТОНИН». И еще одно чудесное совпадение - мелатонин Киевского витаминного завода был первым отечественным препаратом, содержащим мелатонин в качестве активного вещества.

 

То есть, Цветков и Передерий вместе с учредителем «Киевского витаминного завода» Владимиром Телявским реализовали организовали схему, которой ни в какой Америке никогда бы не придумали: сначала признали препарат негодным, изъяли его, затем зарегистрировали как свой, перепаковали на своем заводе и продали в стране и на экспорт.  

 

Впрочем, и этого начинающим акулам украинского здравоохранения показалось мало, и они решили наказать американцев по полной. Причем, спустя более чем 10 лет, когда те уже забыли о своем уникальном украинском опыте, как о страшном сне. «Каят» подала иск на «Гензим» в кипрский суд, обвинив американцев-«фальсификаторов» в нанесении ущерба законопослушной «кипрской» компании на миллионы долларов, и выиграла его. После длительных разбирательств уже в 2014 году обязал американцев выплатить украинским «киприотам» 7,6 млн долларов.

 

Так что о защите интересов национального производителя у нас думали еще в лихих 90-х. И удивляться тому, что нам не доверяют и не видят в нас равноправных партнеров, не стоит. И разве может быть у нашего настоящего какое-то другое лицо с таким прошлым?

#Богатырева #Тимошенко #Передерий #Цветков #Сердюк

Стал жертвой произвола фармацевтов или свидетелем скандальной истории? Пиши нам! Выведем негодяев на чистую воду!

Перейти к форме

История болезни

Коментарі