— Главное – не навредить
Гертруда 2
Грехопадение Тевы
Инсайд Орест Лютий
13:14 · 16 января 2017

Кто был этим тайным искусителем, лоббировавшим  продвижение препаратов Тевы в Украине

Как стало известно в конце декабря, крупнейший в мире производитель генерических препаратов израильская компания Тева согласились выплатить властям США 520 млн долларов штрафа за нарушении американского закона против взяточничества за границей. Уголовное дело по обвинению Teva в сговоре с целью подкупа чиновников в Украине, России и Мексике было возбуждено федеральной прокуратурой Южного округа Флориды в Майами, а гражданское - федеральной Комиссией по ценным бумагам и биржам.

 

Сотрудники мексиканского филиала Тевы, с 2005 года давали взятки местным врачам, состоявшим на государственной службе – за то, чтобы те прописывали пациентам самый прибыльный препарат Тевы - Копаксон.

 

В России Копаксон сбывали через группу фармацевтических компаний, принадлежавших высокопоставленному чиновнику. Как говорится в соглашении, подписанном Teva с американской прокуратурой, сотрудники российского подразделения Teva характеризовали этого чиновника как "главного лоббиста по вопросам, связанным с фармацевтикой, и ключевого контакта с кнессетом". Имя чиновника не называется, однако из материалов американской Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) следует, что этим чиновником был основатель "Биотэка" и бывший сенатор Борис Шпигель. В 2010 году Teva заключила с "Биотэк" пятилетний контракт на упаковку и дистрибуцию Копаксона, но в августе 2013 года вышла из соглашения в одностороннем порядке. До марта 2013 года Шпигель был первым заместителем председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества и возглавлял в Совете Федерации группу по сотрудничеству с израильским Кнессетом, неоднократно встречался с руководством Израиля - президентом Шимоном Пересом, премьер-министром Биньямином Нетаньяху.

 

Фигура, представлявшая Россию в контактах с Кнессетом, весьма колоритная. Уроженец Хмельницкого, секретарь горкома комсомола и член КПСС с 19 лет, к 29 годам -  заместитель директора московского ПТУ, Шпигель страдал (или наслаждался) педофилией – в 1982 году он был осужден на три года за многократные развратные действия против несовершеннолетних – учеников своего училища. На зоне Шпигелю объяснили, что педагогика – это не его призвание, и выйдя на свободу, он с головой ушел в набиравшие обороты «новые экономические отношения», создав в начале 90-х организовав компанию «Биотэк», поставлявшую лекарства в медучреждения. Также Шпигель занимался фальшивой осетинской водкой и легендарными «чеченскими авизо», с помощью которых предприимчивые чеченцы облегчили российский бюджет на сотни миллионов долларов. Партнером Шпигеля был известный чеченский вор в законе Муса Мальсагов, сегодня - депутат Народного собрания Ингушетии. Словом, карьера Шпигеля складывалась блестяще – в 1995 голу он стал помощником по социальным вопросам председателя Госдумы коммуниста Геннадия Селезнева, в ноябре 2007 - избран президентом Всемирного конгресса русскоязычного еврейства. Ну а к 2010 – полностью созрел для сотрудничества с Тевой.

 

Ну а в Украине, как следует из отчета, Тева давала взятки «высокопоставленному сотруднику украинского Минздрава», который помогал с регистрацию ее медикаментов, таких как копаксон и инсулин. С 2001 по 2011 год он числился консультантом Teva по регистрации, а компания ежемесячно поощряла его материально. Она также оплачивала его поездки и покупки, общая стоимость которых достигала 200 тысяч долларов.

 

По мнению нескольких наших источников, этим «высокопоставленным чиновником» был бывший вице-президент НАМНУ Леонид Розенфельд, скончавшийся в июне этого года в возрасте 86 лет. Немного истории. Если 90-е в украинской медицине были эпохой Юрия Спиженко – первого министра здравоохранения Украины, отца-основателя национальной фармацевтики, давшего путевку в жизнь доброй половине отечественных фармпроизводителей, то 2000-е стали звездным часом президента Академии медицинских наук Александра Возианова. Звездный час этот наступил после того, как Александр Федорович стал личным урологом президента Леонида Кучмы. Смену полюсов влияния тонко почувствовал академик Розенфельд, в 90-х позиционировавший себя как апологет Спиженко. Вовремя предать – значит предвидеть, часто повторял Розенфельд, и дальновидно решил не оставаться в стороне от процесса усиления Возианова, а стать его одним из главных проводников.

 

Так, стараниями Розенфельда и Возианова директором главного регистрационного органа был назначен Александр Стефанов. Сделано это было очень красиво. После того как тогдашний министр Раиса Богатырева возмутилась, что фармцентр зарегистрировал зубную пасту «Аква фреш» как лекарственное средство (чтобы не платить 20% НДС) и уволила главу Фармцентра Петра Середу, Возианов и Розенфельд предложили Богатыревой замену – Александра Стефанова. Возианов и Розенфельд не прогадали – в отличии от Богатыревой. Стефанов упорядочил потоки от регистрации и наладил работу системы так называемых КЭГов – консультационно-экспертных групп академических специалистов, без согласования которых было невозможно зарегистрировать, перерегистрировать или запустить процесс испытаний препарата. Многократно усилив тем самым роль Академии наук в регистрации препаратов. 

 

А вскоре академики отодвинули и саму Богатыреву, несмотря на ее теплые отношения с экс-премьером и советником Кучмы Валерием Пустовойтенко и неплохие контакты с самим Кучмой, воздействовав на президента через его жену - Людмилу Николаевну. Сегодня в НАМНУ входят 37 институтов, а в 2000-м примерно половина этого количества находилась в прямом подчинении МОЗ. Академик Возианов счел такую управленческую модель нелогичной, о чем прямо заявил Богатыревой, предложив ей передать ему под крыло эти учреждения. Богатырева предложениями Возианова не прониклась, и грубо отказала академику. И вскоре была уволена со своего поста. А занял его ее заместитель Виталий Москаленко, поддержкой которого в борьбе с Богатыревой заручился Возианов. После этого роль МОЗ отодвинулась на второй план, а центром принятия решений в украинской медицине, как минимум на два года, стала НАМНУ.

 

В 2000-х Розенфельд был одной ключевых фигур отечественного здравоохранения. Он занимал десятки различных должностей. От уже упомянутого поста вице-президента НАМНУ и заместителя директора Института отоларингологии до председателя экспертного совета по клинической медицине ВАКУ (Высшей аттестационной комиссии Украины), главы Ученого совета МОЗ, советника Главы Секретариата Президента Украины и куратора работы 7-ми экспертных комиссий МОЗ и НАМНУ.

 

В КЭГах ГЭЦ влияние Розенфельда было определяющим. Отношение к Розенфельду коллег и подчиненных иллюстрирует прозвище «Палач» - еще с советских времен академик с удовольствием возглавлял внутренние расследования, по результатам которых уволить провинившихся или просто мешающих руководителей. Поэтому часто одно только упоминание фамилии Роезенфельда решало для участников многие вопросы, казавшиеся им до этого неразрешимыми. Ну а сам академик любил шутить, когда к нему обращались за помощью – «я не решаю простые вопросы, только – сложные».

 

Все сегодняшние схемы «подогрева» экспертов КЭГов, так бережно и избирательно вскрытые талантливым мистером Подтуркиным, были созданы хорошим знакомым талантливого мистера Подтуркина – академиком Розенфельдом. Разве получал бы главный эндокринолог МОЗ Борис Маньковский миллионы от «Санофи» и «Ново Нордиска», если бы не был зятем Леонида Розенфельда?

 

Что же касается Тевы, то в узких кругах, играя в преферанс и попивая любимый односолодовый виски академик с большой теплотой отзывался о Теве, которая неоднократно оплачивала ему отдых в Израиле и Европе. И рассказывал о своей коллекции картин русских мастеров 19 века, которая, по мнению академика, превосходила по ценности коллекцию картин бывшего вице-премьера правительства Януковича – Дмитрия Табачника. Все это является дополнительной иллюстрацией к фразе в соглашении между Тевой и прокуратурой США о том, как израильская компания «оплачивала его поездки и покупки, общая стоимость которых достигала 200 тысяч долларов.

 

А свидетельством того, что процессы лоббирования интересов Тевы в Украине и России были тесно связаны является тот факт, что крышей лидера группировки Багрия-Лирныка - Петра Ивановича Багрия, решавшей многие насущные вопросы этого фармацевтического олигарха в 2000-х годах в Украине и за ее пределами, был упомянутый выше российский сенатор Борис Шпигель.А представительство Тевы в Украине возглавляла жена Сергея Лирныка, нынешнего владельца Клиники сосудистой патологии -  родного брата друго члена группировки Багрия Лирныка - Андрея Лирныка. Вход, ну или, как минимум одну из дверей,  в волшебный мир тендеров МОЗ и НАМНУ которому открывал академик Розенфельд, в частности именно Розенфельд  стал катализатором судьбоносного сотрулничества группировки с владельцем Юрии-Фарм - академиком Фещенко. 

 

Ну а сам случай с Тевой позволяет сделать, как минимум два вывода: принадлежность к передовому демократическому государству - это не нимб и не морально-этическая константа, представители передового демократического государства также могут нарушать законы, особенно, в системах, где царит беззаконие и особенно, когда на кону стоят большие деньги. И второе – все тайное рано или поздно становится явным, даже если это тайное происходит  не в передовом демократическом государстве.

 

#Розенфельд #Тева #Возианов #Стефанов #Кучма

Стал жертвой произвола фармацевтов или свидетелем скандальной истории? Пиши нам! Выведем негодяев на чистую воду!

Перейти к форме

Коментарі