— Главное – не навредить
Гертруда 2
Дима Шерембей: Как пацан к успеху шел. Начало
Наши пациенты Орест Лютий
11:57 · 18 октября 2016

Немного о первых шагах знаменитого активиста – как случайно сгорели деньги Сети ЛЖВ в Чернигове, и почему Дима дружил с другом Сергея Кивалова

В среде украинских общественных активистов бытует мнение, что это сейчас Дима Шерембей, как Мэл Гибсон, уже не тот, а вот когда-то – когда только освободился после третьей ходки, он был честный и отдавал всего себя интересам наших ВИЧ-инфицированных соотечественников.

 

Ну что ж, давайте вспомним, что было когда-то, чтобы убедиться, что версия «Шерембей-2002» если и чем-то отличалась от действующей сегодня сборки «Шерембей-2016», то только длиной бороды и масштабом финансовых аппетитов.

 

Итак, выйдя на свободу в 2002, Дима подался в волонтеры, и уже в 2003 возглавил Черниговский филиал Сети ЛЖВ. А уже в 2004 произошел показательный случай, о котором Ликиликс рассказал источник в самой Сети ЛЖВ. В то время система безналичных расчетов средствами, получаемыми от международных доноров, налажена не была. Тем более, в регионах. И поэтому главы местных представительств были вынуждены оперировать наличкой. Не то чтобы они очень от этого страдали, часть этого кэша вполне успешно оседала в карманах распорядителей. Но Дима уже тогда был лучшим учеником и переплюнул всех. В сейфе Черниговского филиала лежали 30 тысяч долларов. Такая сумма будоражила сознание человека, без колебаний обворовывавшего квартиры за куш, в двести раз меньший. Но теперь просто так украсть уже было нельзя – это означало возвращение на зону и неминуемую смерть от ВИЧ, туберкулеза и гепатита С, которыми уже был заражен Дима. Требовалось свежее решение. И оно было найдено. Однажды офис, а точнее арендуемое у города помещение загорелось, и в пламени пожара – да, сгорели эти 30 тысяч долларов. То ли проводку замкнуло, то ли кто-то сигарету не погасил. Бывает. Ну а Дима через некоторое время после инцидента пораздавал долги корешам с зоны и «оделся» - стал появляться уже в новом офисе в свежекупленных «фирменных» вещах. Вот с чего начинал свою карьеру известный активист и общественник Дима Шерембей.

 

Так что, собственно, в самом начале своего «правозащитного» пути Дима был уже (или еще)  - тот. Ну а число 30 так запало в душу Диме, что в дальнейшем стало стандартной диминой таксой для решения многих вопросов общественной жизни. Например, принудительного переезда клиники Института имени Громашевского в недострой на Амосова, 5.  Эта клиника, построенная меценатами при помощи монашеской братии еще в 1911 году, с 1918 года здесь размещалась 1-я городская инфекционная больница, с 1949 - передана научно-исследовательскому институту инфекционных болезней. Однако в 2010 году после победы Януковича наместник Киево-Печерской лавры митрополит Павел, известный также как «Паша Мерседес» поборник идеи русского мира во всем мире, решил к 1025-летию крещения Руси сделать подарок себе и своему сюзерену Кирилу Гундяеву. Отжать здание клиники и устроить там резиденцию Кирилла. В 2011 году Академия наук Украины по звонку из Кабмина  послушно приняла постановление о расформировании больницы и переселении ее отдельных частей в различные медицинские учреждения. Все бы прошло без шума и пыли, но в больнице лежали смертельно больные люди, которым терять было нечего, и они подняли шум. Просто потому, что добрая УПЦ МП вместе с Академией медицинских наук, на балансе которой находилась клиника, собрались выбросить их на улицу.

 

В ситуацию включились Сеть ЛЖВ и ее осколок «Юкаб» (сегодня – «Пациенты Украины»), которые поддержали больных. Шерембей, который тогда возглавлял «Юкаб» и отвечал за пиар в Сети ЛЖВ (был «директором департамента коммуникации, политики и адвокации»), фактически стал лицом этой кампании. Промежуточным результатом трехлетнего противостояния стало подписание в июле 2013 года меморандума о том, что пока новое здание на Амосова, 5 не будет сдано в эксплуатацию, клиника останется на территории Лавры. Меморандум подписали наместник Лавры Павел, и.о. президента НАМНУ Валерий Запорожан, тогдашний глава Сети ЛЖВ Владимир Жовтяк и глава «ЮКАБ» Дима Шерембей.

 

Обращает на себя внимание, с каким пиететом сайт «Пациентов Украины» уже тогда писал о наместнике Лавры, к месту и ни к месту вставляя титул «Владыка» и цитируя его благонравные речи «Паши Мерседеса» о том, что УПЦ МП всех любит и никого изгонять не хочет. И забывая упомянуть, хотя бы в качестве бэграунда, что вне пресс-конференции Павел заявлял совсем другое – называл клинику «притоном грешников», которые «гуляли и получали все болезни», а теперь могут его заразить, пока он молится. Однако с еще большей любовью сайт «Пациентов Украины» пишет о Валерии Запорожане. Он представляется как человек, под руководством которого академия, ни много, ни мало, «выступила в защиту больных». Хотя на самом деле именно Запорожан был главным рабочим инструментом власти по выковыриванию клиники из Лавры. Да иначе и быть не могло. Валерий Запорожан – близкий друг Сергея «Пидрахуя» Кивалова, влиятельный представитель одесского филиала Партии Регионов. Это была одна из главных торпед Януковича в медицинском мире.

 

Меморандум был подписан, но здание на Амосова по-прежнему оставалось недостроенным. Однако «Паше Мерседесу» уже не терпелось, и процессы выселения клиники пошли фактически в принудительном порядке. Дима повысил ставки – провел акции с приковыванием больных наручниками к кроватям и принес под Кабмин обувь умерших пациентов. Тут Запорожану мягко намекнули из Кабмина, что надо что-то решать, выделив под этой соответствующий бюджет. И Запорожан решил, передав Диме – не прямо в руки, а через академика Розенфельда по кличке Палач (на закрытом дне рождения которого впоследствии видели Шерембея) – все те же 30 тысяч свободно конвертируемых серебряников, которые во второй раз появились в Диминой жизни. И Дима снял осаду, и стал хвалить новое здание на Амосова, куда переселили клинику.

 

«Эта больница – первые реальные инвестиции в человека в этой стране, первая настоящая медицинская реформа. Мы инвестируем в черт знает что, а нужно – именно в такие современные больницы. Вы отъедьте на 10 километров от Киева и увидите, что там в больницах грибок, разруха и нищета. Сюда, в Киев, едут лечиться те, кого не смогли спасти в регионах. Это последний остров спасения для людей со всей Украины, поэтому здесь инфраструктура и специалисты особо важны, хотя такие должны быть в каждой области».

 

Ну что ж, посмотрим, что это за «первая настоящая реформа» и «инфраструктура». Начнем с того, что акт приема помещения был выдан спустя два года после переезда клиники – в 2015 году. Новая локация клиники – это здание бывшего вивария (помещение для проведения лабораторных опытов над животными). Но и это не самое интересное. В здании, где лечатся тяжело больные люди, до сих пор не работают лифты (если кому-то становится плохо, медики поднимают их по лестнице на покрывале). Фильтры канализационных стоков (отсутствие которых было одной из формальных причин изгнания клиники с территории Лавры)  - не построены. У клиники нет собственной лаборатории, реанимации, морга и хозчасти. Не хватает элементарных расходных материалов для медицинских манипуляций. Словом, сегодня это одна из самых бедных киевских клиник.

 

В отличие от Димы Шерембея, который стал одним из самых богатых общественных активистов. И после первого транша получал «зарплату» у одесского ректора до начала 2016 года –  вплоть до проигрыша Запорожаном выборов на пост главы НАМНУ в январе 2016 года. Дима отрабатывал старательно, и даже стал литератором, написав то ли оду, то ли некролог на историческое избиение Запорожана битами в Одессе, по каким-то известным только редакторам «Украинской правды» причинам, опубликованный на страницах этого издания. Процитируем живого классика пацанской мысли: «Они опустятся до всего, даже до жестокого забоя битами всемирно известного старика-ученого, лишь бы сохранить власть и потоки, который не изменились после убийств украинцев на Майдане». Еще более беспощадный к врагам Рейха пост Дима зарядил и на своей странице в Facebook, в котором в творческом угаре сообщил, что сторонника Майдана Запорожана избили агенты Януковича. Тут окружение Димы мягко намекнуло ему, что деньги это, конечно, хорошо, но палку перегибать не стоит: если два тигра-академика Сердюк и Запорожан  в борьбе за миллиардные потоки бюджета НАМНУ рвут друг друга, не нужно говорить, что один тигр – это тигр, а второй тигр – это зайчик. Во-первых, потому что это не так, во-вторых – в это никто не поверит, а в третьих – все подумают, что тигр, которого ты называешь зайчиком, тебе заплатил. И Дима пост удалил. Ну а статью с  «Украинской правды» удалить не удалось и сегодня каждый может насладиться оригинальным стилем рецидивиста-литератора.

 

Это лишь два штриха к портрету одного из самых известных медицинских активистов. В наших следующих материалах мы расскажем о том, как Дима лечится от ВИЧ дорогими и безопасными препаратами по схеме стоимостью тысячу долларов в месяц, а для рядовых ВИЧ-инфицированных украинцев лоббирует схему за 150 долларов – дешевыми препаратами с тяжелыми побочными эффектами. О том, как Дима ездит в Москву за получением инструкций от людей Бориса Литовского из международных организаций. О том, как Дима закупал лекарства для украинских больных через посредников, и расстроился, когда эту схему закрыли. О том, как Дима со своим другом – менеджером Бориса Литовского Владимиром Курпитой поставили своих жен руководить двумя самыми сладкими  направлениями деятельности  Сети ЛЖВ – тендерным и программным. Как завели ферму из нескольких десятков мертвых душ – советников-экспертов Сети. О том, как Дима с Курпитой при поддержке Бориса Литовского сфальсифицировал выборы глав Сети ЛЖВ и сам себя «назначил» руководителем. Ну и о многих других деталях яркой и насыщенной событиями жизни Димы. Оставайтесь с Ликиликс – будет интересно.

#Пациенты Украины #Литовский #Шерембей #Сеть ЛЖВ #Запорожан #ЮКАБ

Стал жертвой произвола фармацевтов или свидетелем скандальной истории? Пиши нам! Выведем негодяев на чистую воду!

Перейти к форме

Коментарі